Пятница, 20.04.2018, 21:31
МОИ ПРЕДКИ ТВЕРДОВСКИЕ
Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Фамилии духовенства

 

Духовенство начало массово получать фамилии лишь в первой половине девятнадцатого века.

До этого иереев обычно именовали просто отец Александр, отец Василий, батюшка или поп Иван, при этом никакой фамилии не подразумевалось. В Метрических книгах конца XVIII начала XIX века видим подписи священников: Алексей Иванов, Иван Терентиев или Никита Максимов, это имя и отчество, а не имя и фамилия. Детям священнослужителей по мере надобности давали фамилии Попов, Протопопов, Дьяконов, Пономарев.

Однако по мере появления духовных училищ и семинарий появилось большое количество священников, которые приобрели фамилии при выпуске из семинарии. Искусственные фамилии в семинарии давались не только тем, кто не имел фамилий, но часто и тем, у кого они уже были. Шутливая формула получаемых фамилий было следующая: «По церквам, по цветам, по камням, по скотам, и яко восхощет Его Преосвященство». Фамилии могли меняться по решению руководства, например, есть примеры изменения фамилии с благозвучной на более обидную, потому что ученик плохо отвечал в классе. Есть пример родных братьев, получивших в семинарии разные фамилии. Дети священника Сторожевской церкви Алексея (Новоспасского) Феодор, Иван (выпуск 1842 г.), Аркадий (выпуск 1846 г.) получили фамилию Оранский, а его сын Николай (выпуск 1854 г.) получил фамилию отца – Новоспасский. Сын протоиерея Покровской соборной церкви города Козлова Николай в сентябре 1830 года поступил учиться в Тамбовское духовное уездное училище в низший класс не с родовой фамилией Протопопова, а с фамилией Евгенова. Вот как он сам описывает процесс получения фамилии: «Это зависело от произвола ректора училища. Подобный произвол, перемена отцовских фамилий, был и прежде моего вступления в училище, продолжался и после, например отец ректор, осматривая мальчика, представленного для записи в училище, замечает его быстрый взгляд, и сейчас же дает ему фамилию Быстровзоров или Быстров.

Часто случалось, что сыновья одного и того же отца носили разные фамилии. Этому пример не далек. У бывшего Тамбовского кафедрального протоиерея Никифора Ивановича Телятинского было пять сыновей, из них один только унаследовал родовую фамилию Телятинского, а остальные четверо носили другие фамилии: Победоносцева, Благовещенского, Преображенского и Топильского.

Бывали случаи, когда произвол переменять фамилии зависел и от учителя, например, был ученик по фамилии Ландышев, и ученик из очень порядочных; он как то невпопад ответил учителю, учитель наказал его переменою фамилии: «Будь ты за это вместо Ландышева Крапивин!» Ландышеву не нравилась фамилия Крапивин, он совестился за неё и в особенности стыдился показаться Крапивиным отцу. Перед отъездом на каникулы он умолил учителя возвратить ему прежнюю фамилию».1 Получение фамилии ограничивалась лишь только фантазией человека её дающего. А уж фантазии преподавателей семинарий не было конца. И все-таки и они придерживались некоторых определенных традиций.

Многочисленную группу, как фамилий священников, так и семинарских фамилий составляют фамилии «географические». При поступлении в духовное училище детям часто давали фамилии по той местности, откуда они были родом, по названию города, села или реки. Примеры географических семинарских фамилий: сын диакона Василия села Чурюкова Козловского уезда Гавриил (выпуск 1844 г.) получил фамилию Чурюковский. Сын дьячка села Юрковой Сурены Козловского уезда Василия Василий (выпуск 1860 г.) получил фамилию Суренский, Ламский – село Ламки, Тарбеевский – село Тарбеево, Озерский – село Озерки, Кадомский – город Кадом, Криволуцкий – село Кривая Лука, Таптыковский – село Таптыково

Новые фамилии, даваемые будущим священником чаще всего должны были соотноситься с религией и церковью. Многие священники, и в особенности их дети, получали фамилии от названий церквей, где они или их отцы служили: священник, служивший в церкви Троицы, мог получить фамилию Троицкий, а служивший в церкви Успения Богородицы – Успенский. По такому принципу образовались фамилии Архангельский, Ильинский, Сергиевский. Сын пономаря Никольской церкви Исидора Афанасий (выпуск 1848 г.) получил фамилию Никольский.

Ряд фамилий связан с названием икон: Знаменский (икона Знамение Божией Матери), Вышенский (Вышенская икона Божией матери). С названием икон связаны фамилии Державин и Державинский (икона «Державная»), Достоевский (икона «Достойно есть»).

И среди священников, и среди тех, кто получил фамилию в семинарии, были фамилии, образованные от названий всех самых главных праздников: Благовещенский (Благовещенье), Богоявленский (Богоявление), Введенский (Введение), Воздвиженский (Воздвиженье), Вознесенский (Вознесение), Воскресенский (Воскресение), Всесвятский (Всех Святых), Знаменский (Знамение), Покровский (Покров), сын диакона Ильинской церкви Павла Александр (выпуск 1840 г.) получил фамилию Преображенский (Преображение), Рождественский (Рождество), Сошественский (Сошествие св.Духа), Сретенский (Сретенье), Троицкий (Троица), Успенский (Успение). Фамилия Покровский могла быть дана как в честь праздника «Святого Покрова», так и священнику, служившему в церкви Покрова Святой Богородицы. Часто давалась в духовной среде фамилия Субботин, поскольку несколько суббот в году были днями особого поминовения усопших.

Семинарские фамилии образовывались от крестильных мужских и женских имен святых или от церкви в честь этого святого: Анненский, Аннинский, Варваринский, Екатеринский, Георгиевский, Саввинский, Косминский, Сергиевский, Андреевский, Ильинский, Николаевский, Дмитриевский, Константиновский, Петровский, Зосимовский, Лавровский, Флоровский.

Фамилии, сочетающие в себя два крестильных имени связаны со святыми, чьи праздники празднуются в один и тот же день или с церквями, названными в их честь. Примеры: Борисоглебский (Борис и Глеб), Космодамианский (Козьма и Дамиан), Петропавловский (Петр и Павел).

Встречается большое количество фамилий образованных от эпитетов, данных определенным святым: Ареопагитский (Дионисий Ареопагит), Богословский (Григорий Богослов), Дамаскинский (Иоанн Дамаскин), Златоустовский (Иоанн Златоуст), Иерапольский (Аверкий Иерапольский), Катанский (Лев Катанский), Коринфский (мученики Коринфа), Магдалинский (Мария Магдалина), Медиоланский (Амвросий Медиоланский), Неаполитанский, Неаполитанов (Януарий Неаполитанский), Обнорский (Павел Обнорский), Парийский (Василий Парийский), Персидский (Симеон Персидский), Первозванский (Андрей Первозванный), Предтеченский (Иоанн Предтеча), Радонежский (Сергий Радонежский), Фессалоницкий (Григорий Фессалоницкий), Победоносцев (Георгий Победоносец), Савваитов, Савваитский (Стефан и Иоанн Савваиты), Стартилатов (Федор Стратилат), Студитов, Студитский (Феодор Студит). Фамилия Питовранов возникла в честь пророка Илии, которого «питали враны».

От названий из Ветхого завета произошли фамилии: Авессаломов (Аввессалом), Иерихонов (Иерихон), Израилев (Израиль), Ливанов (Ливан), Маккавейский (Маккавеи), Мельхиседеков (Мельхизедек), Немвродов (Нимрод), Саульский (царь Саул), Синайский (гора Синой), Содомов (Содом), Фараонов (фараон), Фаресов (Фарес). От названий из Нового Завета произошли фамилии: Вифлеемский (Вифлеем), Гефсиманский (Гефсимания), Голгофский (Голгофа), Елеонский (гора Елеон), Еммауский (Еммаус), Иорданский (Иордан), Назаретский (Назарет), Самарянов (самаритянин), Фаворский (гора Фавор).

Основанными на христианских традициях являются фамилии: Ангелов, Архангельский, Богородицкий, Православлев, Пустынский, Райский, Серафимов, Спасский, Иконостасов, Исполатов, Исполатовский, Кондаков, Крестов, Крестинский, Крестовский, Метаниев, Минеев, Образский, Триодин, Храмов, Агнцов, Вертоградов, Вертоградский, Десницкий, Десницын, Глаголев, Глаголевский, Зерцалов, Златовратский, Извеков, Колесницыын, Новочадов.

Многие фамилии связаны с церковными терминами: Иконостасов (Иконостас), Образцов (Образ), Крестов, Крестинский, Крестов (Крест), Храмов (Храм), Колоколов (колокол).

В фамилиях русского духовенства оставил свой след церковнославянский язык: Десницкий (десница), Глаголев, Глаголевский (глагол).

Однако наиболее были распространены церковнославянские двухосновные фамилии, так или иначе отражавшие черты характера семинариста: Благонравов, Богобоязнов, Остроумов, Мягкосердов, Простосердов, Благовидов, Благонравов, Благонадеждин, Богодаров, Благосклонов, Боголюбов, Боголюбский, Добровольский, Добролюбов, Громогласов, Златоумов, Любомудров, Миролюбов, Остроумов, Песнопевцев, Простосердов, Славолюбов, Сладкопевцев, Смиренномудренский, Тихомиров, Тихонравов. Сын священника Троицкой церкви Феодора Иван (выпуск 1840 г.) получил фамилию Спесивцев.

От названий растений образовались семинарские фамилии Гиацинтов, Ландышев, Левкоев, Лилеев, Лилеин, Нарциссов, Розов, Розанов, Туберозов, Фиалков, Фиалковский, Цветков, Цветковский, Абрикосов, Жасминов, Анчаров, Виноградов, Виноградский, Кедров, Кедрин, Кипарисов, Миндалёв, Миртов, Пальмов, Померанцев, Шафрановский. Сын дьячка Ильинской церкви Ильи Василий (выпуск 1846 г.), Петр получил фамилию – Розанов. Дети сторожа Козловского духовного правления Леонтия Иван (выпуск 1846 г.), Петр (выпуск 1852 г.) получили фамилию Жасминов.

Фамилии могли быть образованы от названий животных и птиц: Голубинский, Орловский, Кенарский, Лебедев, Лебединский, Соколов, Павский, Барсов, Пантеровский, Зверев, Щеглов, от названий минералов: Аметистов, Бриллиантов, Кораллов, Кристалевский, Маргаритов (греч. эквивалент русского названия жемчуг) или Жемчужников, Смарагдов, от названий природных явлений: Северов, Востоков, Югов, Западов, Северовостоков, Закатов, Ветринский, Горизонтов, Небосклонов, Зарницкий, Зефиров, Источников, Ключевский, Криницкий, Месяцев, Солнцев, Эфиров.

Все эти фамилии могли быть переведены на латинский язык. Некоторые из них соотносились с физическими возможностями их носителей: Альбов, Альбовский, Альбицкий (albus – белый), Грандилевский (grandilis – рослый, важный), Майорский, Минорский, Робустов (robustus – крепкий), Формозов (formosus – красивый).

Однако чаще для фамилии выбирались слова, характеризующие нрав или поведение их носителей: Сперанский, Сперансов (sperans – надеющийся). Дети священника Троицкой церкви Василия Павел (выпуск 1848 г.), Константин (выпуск 1850 г.), Василий (выпуск 1856 г.) получили фамилию Гиляревский (hilaris – веселый), однако из документов мы видим, что эту фамилию получил их отец. Сын дьячка Сторожевской Николаевской церкви Ивана Гавриил (выпуск 1868 г.) получил фамилию Мелиоранский (melior – лучший). Дети диакона Вознесенской церкви Иоанна Михаил (выпуск 1840 г.), Николай (выпуск 1852 г.) получили фамилию Целебровский (celeber– известный).

Фамилии греческого происхождения: Аристов, Аристовский (лучший). Ряд фамилий священнослужителей, переведенные на греческий и латинский языки существовали в трех формах: Беднов - Павперов – Пенинский (греч. бедность), Надеждин – Сперанский – Елпидин, Елпидинский (греч. надежда).

Кроме фамилий латинского и греческого происхождения, существуют фамилии не несущие в себе личных характеристик. В их основе лежат античные реалии, в основном греческие, в том числе и некоторые греческие географические названия: Афинский, Троянский, Македонский. Кроме того в фамилиях русского духовенства представлены имена античных философов и поэтов: Гомеров, Демокритов, Орфеев. Престиж классической традиции был так высок, что православные священники не считали зазорным носить фамилии, производные от имени языческого божества – греческого, римского или египетского: Трисмегистов (Гермес Трисмегист).

Некоторые фамилии происходили от имен поэтов, писателей и ученых, которые изучались в духовных училищах и были известны тем, кто давал фамилии: Оссианов (Оссиан – легендарный герой кельтского народного эроса, давший свое имя большому циклу поэтических произведений, так называемым поэмам Оссиана).

Хочется отметить, что дети священников и протоиереев чаще всего имели фамилии, и поэтому получали либо родовую фамилию, либо новую. Дети же дьячков и пономарей, чаще всего фамилий не имели, и поэтому по окончании училища или семинарии получали новую фамилию.

В дополнение к рассмотренным фамилиям, заметим, что существуют фамилии, которые давались незаконнорожденным детям. В частности среди Козловских священнослужителей встречается фамилия Богданов (Богом данный). Можно предположить, что у людей носящих эту фамилию в роду был незаконнорожденный предок.

Кроме того, для изучении родственных связей следует знать, что в XVIII веке в России закрепилась практика наследования церковных приходов, когда епархиальный архиерей при отправлении «на покой» приходского священника закреплял, по прошению последнего, место за его сыном, часто служившим в церкви вместе с отцом, или в случае отсутствия мужского потомства за зятем. В книге будут встречаться подобные случаи, когда претендент мог получить приход путем женитьбы на священнической дочери. Для этого в духовных консисториях велись списки невест и всем желающим давались рекомендации.

 

1 ТЕВ № 7 (неоф.) от 1 апреля 1879 г. с. 224-225

Источник: http://olegsazonow.ucoz.ru/publ/oleg_sazonov_familii_svjashhennosluzhitelej/1-1-0-53

 

Нашла интересную книгу: воспоминания Е. Е. Голубинского, подробно живописующую те самые бытовые мелочи церковной жизни сельских священников, студентов семинарии и училищ. Речь идет о Костромской губернии, упоминается ряд фамилий преподавателей и учащихся Солигаличского духовного училища, Костромской семинарии и т.д. Несмотря на довольно жесткие описания пагубных пристрастий некоторых представителей духовенства (не забывайте, время издания книги - 1923 год), в книге приведено много интересных фактов, в частности, каким образом "придумывались" так называемые "священнические" фамилии:

«Когда мне исполнилось семь лет, отец начал помышлять о том, чтобы отвести меня в училище.

Первым вопросом для него при этом было, какую дать мне фамилию. В то время фамилии у духовенства еще не были обязательно наследственными. Отец носил такую фамилию, а сыну мог дать, какую хотел, другую, а если имел несколько сыновей, то каждому свою особую (костромской архиерей Платон прозывался Фивейским, а братья его — один Казанским, другой Боголюбским, третий Невским). Дедушка, отцов отец, прозывался Беляевым, а отцу, в честь какого-то своего хорошего знакомого, представлявшего из себя маленькую знаменитость, дал фамилию Пескова.

Но отцу фамилия Песков не нравилась (подозреваю потому, что, учившись в училище и семинарии очень не бойко, он слыхал от учителей комплимент, что у тебя-де, брат, голова набита песком), и он хотел дать мне новую фамилию, и именно — фамилию какого-нибудь знаменитого в духовном мире человека. Бывало, зимним вечером ляжем с отцом на печь сумерничать, и он начнет перебирать: Голубинский, Делицын (который был известен как цензор духовных книг), Терновский (разумел отец знаменитого в свое время законоучителя Московского университета, доктора богословия, единственного после митрополита Филарета), Павский, Сахаров (разумел отец нашего костромича и своего сверстника Евгения Сахарова, бывшего ректором Московской Духовной Академии и скончавшегося в сане епископа симбирского, речь о нем ниже), заканчивая свое перечисление вопросом ко мне: "Какая фамилия тебе более нравится?" После долгого раздумывания отец остановился наконец на фамилии "Голубинский".

Кроме того, что Федор Александрович Голубинский, наш костромич, был самый знаменитый человек из всех, перечисленных выше, выбор отца, как думаю, условливался еще и тем, что брат Федора Александровича, Евгений Александрович, был не только товарищем отцу по семинарии, но и был его приятелем и собутыльником (еще во время учения в семинарии оба были весьма не дураки насчет водки, как большая часть семинаристов)».

 

Полный текст книги - http://www.golubinsk...ski/vospdet.htm

 

Вход на сайт
Поиск
Мои сайты
  • Меровка
  • Семейная летопись
  • Фамильный герб
  • Твердовские -2018 @ 2017